Моторокеры

Книгу можно приобрести: https://www.litres.ru/evgeniy-nikolaevich-korpachev/motorokery-sbornik-rasskazov/


Дорогие читатели! 

     Представляю вашему вниманию свою книгу. В ней я рассказываю о славном времени моторокерского движения в Советском Союзе. Миновала целая эпоха, и нигде не встретил подробного правдивого описания о жизни Моторокеров. И я решил зафиксировать всё, как было - без прикрас. 

      Под одним переплётом с "Моторокерами" находится моё первое произведение: исторический детектив "Погоня за богатством". На основе реальных событий описывается ограбление парохода. События происходят в конце девятнадцатого века в Сибири.

     Впервые я издал книгу в 2009 году. Мои повести очень понравились читателям, высокую оценку моему скромному труду дала редакция уважаемого всесоюзного журнала "Мото" (№ 10 за 2010 год, страница 109).

      

 

 Книга Моторокеры

 

      Ниже оглавление моих повестей и выдержки из некоторых глав:

.................................................................................................... 

 Евгений НиколаевичКОРПАЧЁВ

 МОТОРОКЕРЫ 

 Северск 2008

 Аннотация

     В книге описана эпоха моторокерского движения в Советском Союзе с 1987 по 1992 год. Интересные, захватывающие истории из жизни мотоциклистов полны опасностей и приключений, романтических встреч. Книга формирует яркое впечатление и не оставляет равнодушными никого, кто любит скорость, свободу, путешествия, развлечения и романтику, предназначена для широкого круга читателей.

  

ISBN 978-5-9528-0066-3                                             ©Корпачёв Е.Н., 2009

 

.......................................................................................... 

 Содержание 

 

Пролог  ……………………………………………………………………

2

 

Первый мотоциклист. 1948 год  …………………………………

3

 

Мотогонщики. 1962 год  …………………………………………………

5

 

Мопед. 1985 год  ………………………………………………………….

6

 

Моторокеры. 1987 год  …………………………………………………..

9

 

Новый сезон. Весна 1988 года  ………………………………………

12

 

Поездка на дачу. Июнь 1988 года  ………………………………………

13

 

Конец сезона 1988 года  ………………………………………………….

20

 

Рывок в Новосибирск. Весна 1989 года  …………………………

21

 

Учёба на водительское удостоверение. Весна 1989 года 

24

 

Первый мотоцикл. Лето 1989 года  …………………………

25

 

ГАИшники. Лето 1989 года  ……………………………………………..

28

 

Ремонт. Лето 1989 года  ………………………………………………….

30

 

Наши мотоциклы и мы. Лето 1989 года  ……………………….

31

 

Стиль жизни. Лето 1989 года ……………………………………………

35

 

Зима 1989 – 1990 года  .………………………………………………….

38

 

Мотосезон 1990 года  …………………………………………………….

40

 

Праздник открытия мотосезона. 1 мая 1990 года  ………..

44

 

Вояж в деревню Виленка. Вечер 1 мая 1990 года  ………

50

 

Драка с местными. Ночь на 2 мая 1990 года  ….……………

53

 

Ночные гонки. 2 мая 1990 года  ………………………………………

56

 

Деревенская дискотека. Ночь 2 мая 1990 года……..

59

 

Открытие купального сезона. Ночь 2 мая 1990 года  ….

62

 

Паника. Ночь 2 мая 1990 года  …..………………………………..

63

 

Ночёвка. 2 мая 1990 года  ……………………………………………..

64

 

ИЖ-Юпитер-5. Август 1990 года  ……………………………………

66

 

Ночная погоня. Конец августа 1990 года  ………………………

68

 

Зимний сезон 1990÷1991 года  …………………………………..

74

 

Посылторг. Зима 1991 года  …………………………………………..

80

 

Туча. Лето 1991 года  …………………………………………………….

81

 

Яково озеро. Июль 1991 года  ………………………………………..

87

 

Перерыв. Середина июля 1991 года  ……………………………

89

 

Дальнобой в Новосибирск. Осень 1991 года  ..…………...

113

 

Открытие мотосезона. 1 мая 1992 года  ………………………...

124

 

Закат. 1992 – 1996 годы  …………………………………………………

131

 

Эпилог  ……………………………………………………………………

134

 

Глоссарий  ………………………………………………………………..

135




 ...

 Пролог 

    Цель этой книги – рассказать об интереснейшей жизни мотоциклистов-любителей в период с 1987 по 1992 год в Советском Союзе. Именно на эти годы приходится пик моторокерского движения.

    В повести, полной захватывающих приключений, я описываю наиболее показательные случаи времени моторокеров. Рассказываю самые увлекательные реальные истории со стремительно и непредсказуемо развивающимися событиями и романтическими встречами.

     Полные опасностей погони, путешествия, приключения не являются единственной целью повествования. Для формирования полной картины целой эпохи я рассказываю о некоторых интересных моментах политической жизни страны, оказавших существенное влияние на жизнь моторокеров.

     Считаю нужным также рассказать о периоде, предшествовавшему разгару моторокерского движения и времени его упадка.

     Особо подчёркиваю, что мотоцикл – средство повышенной опасности и некоторые события, описанные в книге, не должны стать примером для подражания, особенно молодёжи. Но не писать о них я не имею права, так как это было бы утаиванием части событий.

     При описании я старался быть объективным и не давать оценку нашим поступкам (например, мотогонки ночью в нетрезвом состоянии с пассажиром в деревне без шлемов), оставляя наши деяния на суд читателя.

     Слово «Моторокер» стало популярным в конце восьмидесятых годов двадцатого столетия. Образовалось оно от слияния двух английских слов: «Moto», что значит «Мотор» и «Rock», что значит направление музыкального движения «Рок». То есть меломаны, увлекающиеся рок-музыкой и катающиеся на мотоциклах, стали именоваться моторокерами.

     Некоторые рассказы содержат несколько углублённые технические подробности, что я, как автор, считаю неотъемлемой частью повествования. Из песни слова не выкинешь, без этого картина была бы не полной.

     Если кому-то из Читателей технические термины покажутся неважными, он вправе их пропустить. Рассказ построен таким образом, что общий смысл в этом случае не исказится.

     В конце книги приведён глоссарий, призванный в самых общих чертах дать понятие о некоторых упоминавшихся терминах.

     Надеюсь, мой труд оставит приятное впечатление у Читателя, пожелавшего познакомиться поближе со своеобразным миром Моторокеров.

 

 

 

... 

 

      Мотоцикля люблю с детства. Это у меня наследственное. Мой дед после войны служил пожарным в рабочем посёлке. Свободное время на работе у него было, скудные технические возможности тоже, и это позволило деду заняться конструированием мотоцикла. В те годы даже электричество было не везде. Пляски происходили под гармошку и балалайку в клубе имени Феликса Эдмундовича Дзержинского. Он располагался в соседнем посёлке «Чекист». Там даже было музыкальное оборудование – трофейный патефон с несколькими пластинками. Его заводили по большим праздникам. В условиях тотального дефицита, когда даже хлеб был по карточкам, дед собрал первый в рабочем посёлке двухколёсный самодвижущийся аппарат. Дед и отец упорно употребляли по отношению к нему термин «Мотоцикл». Из уважения к ним я буду придерживаться их мнения. Тем более что в то время – конец сороковых годов – во всей округе ничего подобного не было никогда.

 

    Где-то на свалке дед раздобыл бульдозерный пускач (примитивный лёгкий бензиновый движок-стартер для тяжёлого дизельного двигателя). Он был заклинивший. Дед реанимировал его. Всю зиму он конструировал в пожарной мастерской, и к весне был готов протомотоцикл. Не буду утомлять читателя подробностями мук изобретателя в послевоенные годы в Советском Союзе. Скажу лишь о поршне. Эту деталь получилось изготовить с третьей попытки. Это был деревянный поршень из осины, сутки он варился в автоле (масле для двигателей внутреннего сгорания).     

 

     Конструкция мотоцикла неоднократно переделывалась. В итоге получилось вот что: двигатель с деревянным поршнем, мощность одна лошадиная сила. Рама велосипедная, переделанная с помощью деталей от панцирной кровати, все соединения – с помощью заклёпок. Колёса разного размера от разных велосипедов. Бензобак, точнее, бензобачок – из армейской фляжки. Торможение – ногами по дороге, роль тормозных колодок выполняли подошвы сапог. Кстати, асфальта в рабочем посёлке «Нахаловка» не было никогда, и в обозримом будущем не предвиделось, так что особых проблем с торможением в грязи не возникало. Система охлаждения – фитильная: несколько витков асбестового шнура, намотанного на цилиндр. Перед каждой поездкой необходимо было обильно смачивать его водой. Во время поездки периодически поливать, чтобы он не пересыхал и цилиндр не перегревался. Газ нужно было давать помощью оригинального приспособления, называемого «подергушка». Её привод, тросик, не имел оплётки вообще, от карбюратора через несколько направляющих кронштейнов-колечек подводился к правой рукоятке на руле. На его конце имелась петля. Её следовало надевать на большой палец. Запуск двигателя осуществлялся с толкача, останавливался он просто – нужно было сбросить газ, двигатель глох сам. Мотоцикл вообще не имел электрооборудования, за исключением примитивной системы зажигания. Кроме отсутствия тормозов и электрооборудования, также не было, даже в принципе, сцепления, подвески, глушителя… Да и вообще, ничего лишнего там не было, кроме самого крайнего минимума. То есть было только то, что необходимо и достаточно для движения. И ещё: была идея, а это главное.

 

    Два колеса с мотором и дорога – что ещё нужно для счастья?

 

    Экипировка моего деда была чисто пожарная. В ней он ездил на работу. Плотный брезентовый халат защитного цвета до пят – он развевался на ветру, дед при этом был похож на Чапаева, медный шлем с гребнем, кожаные перчатки-краги, кирзовые сапоги. И ещё круглые очки для газовой сварки с прозрачными стёклами.

 

    Дед мчался на мотоцикле по посёлку со строгим выражением лица. Ездил он, нахмурив брови. Ветер трепал его густые чёрные усы по щекам. Душераздирающий грохот истошно тарахтящего мотора без глушителя постоянно приводил в бешенство всех собак в посёлке. Они бежали за ним огромной сворой и свирепо лаяли, но их не было слышно из-за невероятного рёва мотора. Взрослые, приставив руку козырьком ко лбу, смотрели на него, пока он не скрывался из виду. Густой сизый бензиновый чад клубами завихрялся за спиной мотоциклиста. Люди, впервые видящие это зрелище, очень удивлялись, как это такой маленький мотор может наделать столько шуму и дыму. Фронтовики говорили, что отчаянный рвущий воздух звук был отдалённо похож на дикий рёв подбитого фашистского самолёта «Фоккевульф». Но это ничуть не мешало моему деду с непроницаемым выражением лица лихо отжигать по посёлку. Строгое выражение лица он делал не только для солидности, но и для того, чтобы никто не догадался, что он получает истинное наслаждение от езды на мотоцикле.

 

    Дед относился серьёзно к технике. Каждый раз перед поездкой он с достоинством вытаскивал из тесного сарая мотоцикл и осматривал его. Закрывал сарай, поворачивая загнутый гвоздь, вбитый в косяк. Этот запор предохранял только от ветра. Если в сарае в тесноте наступал на грабли, они резко с глухим стуком ударяли его по медному шлему. Тогда дед молча, не меняя положения тела, оборачивался к бабушке, демонстрируя ситуацию с назидательным видом. Дескать, когда вы будете убирать на место инструмент, если бы не мой шлем, у меня была бы шишка на лбу, а это несолидно, ведь я же не только пожарный, я же мотоциклист! Бабушка при этом всегда стояла на крылечке, закутавшись в шаль, провожала мужа на опасную работу. Затем он сморкался в клетчатый носовой платок чудовищных размеров, вытаскивал часы на цепочке, смотрел на них. Поворачивался, грозил пальцем детям. Садился на мотоцикл, расправлял усы, резко отталкивался ногой. Мотор заводился с пол-оборота, и дед с оглушительным грохотом уезжал, оставив во дворе густое облако сизого дыма. Выезжал и приезжал он всегда строго в одно и то же время. Некоторые люди сверяли по нему часы. Когда дед передвигался по посёлку, все знали, где и как он едет по причине оглушительного рёва двигателя. Скорость мотоцикла по прямой дороге достигала тридцати километров в час, если не было встречного ветра. Командование уважало его, и поручало ему инспектирование удалённых объектов. Для этих целей официально выделяли казённый бензин. Дед иногда ездил достаточно далеко – до самой водокачки.

    Мой отец подрос, и, естественно, проявлял жуткий интерес к мотоциклу деда. Однажды он отважился, и решил в его отсутствие прокатиться. Ему понравилось даже более, нежели он ожидал. Такое удовольствие он оказался не в силах прекратить. Но катался он недолго. Кончился бензин, а отец подумал, что мотоцикл сломался. С ужасом он ожидал реакции деда.

 

...

 

      Ментов привлекла моя спутница. Точнее, её поза. Они хотели поймать именно меня, чтоб унизить перед ней. Ну что ж, принимаю вызов! Посмотрим, кто кого!!! Но довольно скоро понимаю, что противодействие сильное, и свернуть мне не удастся.

 

    Я перестал чувствовать, слышать и видеть всё, что мешало мне уйти от погони. Мозг исступлённо искал решение. Напрашивалось только одно: остановиться и сдаться. Страх сковывал меня, парализовывал движения. Нет! Только не это! Что я скажу той, которую только что гладил?!

 

    Неимоверно напрягшись, собрал всю волю в кулак. До боли сжал зубы. Близкая опасность обострила разум. ГАИшники на «Жигулях» слева пытаются меня подрезать. Это навело меня на правильное решение. Добавляю газ, выжимая из своего «Юпитера» всё, и даже более того. Сердце бешено колотится, в горле пересохло. Вырываюсь немного вперёд и сам принимаю влево, подрезая ГАИшников. Подставляюсь по удар. У меня нет выхода, кроме как идти на риск. Скорость бешеная, около 130 км/час. Такого хода они не ожидали, притормозили, и пропустили меня вперёд. «УАЗик» остался сзади. Долетаем до улицы Царевского. Торможу, глядя в зеркало. Водитель-ГАИшник буквально висит на моём заднем крыле.

 

    Каким-то образом, на мгновенье, я встретился с ним взглядом. В этот момент время как будто растянулось. Я видел в нём не мента, а соперника, гладиатора в древнеримском Колизее. И я сказал ему тихо: «Тебе не взять меня». Мне показалось, он понял мой взгляд и также тихо ответил: «И не таких брали». Посмотрим.

 

    Круто заложив мотоцикл, на пределе вхожу в левый поворот. Заднее колесо сорвало в занос. Жаркая волна мелкой дрожи захлестнула меня сверху вниз и тут же сменилась ледяной волной снизу вверх, которая рассыпалась тысячами мелких иголочек на затылке и пальцах рук. Выпрямляю руль, стремясь прекратить занос, и стремительно приближаюсь к бордюру, за которым в самом неподходящем месте стоит бетонный фонарный столб. Буквально впритык вписываюсь в поворот. Выпрямляюсь, начинаю молниеносный разгон. Вижу впереди ещё один «УАЗик» с красно-синими маяками, перегородивший дорогу. По рации, наверное, связались. Всё. Конец.

 

    Торможу. Какая досада, я не смог уйти от них. Обидно до слёз. Да ещё сейчас начнутся проблемы с законом. В последний момент замечаю, справа на обочине проезжей части небольшой кармашек, обложенный бордюром, в котором расположен ливневый колодец. Надежда блеснула ярким солнечным зайчиком, как вспышка света в темноте. Воспрянув духом, притормаживаю и внимательнейшим образом устремляюсь туда, направляю переднее колесо в угол кармана. Выскакиваю на газон, едва не потеряв равновесие. Из «УАЗика» выскакивают менты, бегут ко мне. Вдоль газона тянется плотная непрерывная череда кустов, сквозь неё не проехать. Еду по газону прямо на ментов. Слева дорога, справа кусты, спереди менты, сзади ГАИшники. Вижу в кустах небольшой просвет, устремляюсь туда. Прорываюсь сквозь кусты, их ветки больно скользнули по ногам сквозь брюки. Руки спасли отцовские мотоциклетные краги, ещё он в них ездил. Наверное, Соня (пусть пока её зовут так) ободрала колени. Прости! Я компенсирую это сексом.

 

    Выскакиваю на тротуар, резко разгоняюсь по нему. Двигатель встревоженно рычит. Вижу в зеркало, как следом за мной выскочили из кустов менты, увидели мой зад, нюхнули гари и бросились обратно в «УАЗик».

 

    Словно из-под земли, на тротуаре очутился алкоголик с тупым выражением прыщавого лица, прямо на моём пути. С авоськой, в ней наполовину пустая трёхлитровая банка с пивом. Тебя ещё не хватало! Приняв вправо, пытаюсь его объехать. Этого ему мало. Он зачем-то грубо и сильно хватает меня за рукав, пытаясь сбросить с мотоцикла!! Этого я никак не ожидал!

 

    Тут Соня резко двинула его коленом в пах. Он сжался весь, согнулся, уронил и разбил свою банку с пивом, облился и задом повалился в кусты. Поворачиваю с тротуара направо во двор. В темноте мечущийся луч света от фары вырывает из мглы освещённые участки двора. Знаю, что между заборами двух рядом расположенных детских садиков есть очень узкий проход. Устремляюсь туда. Повезло, там никого. Быстро лечу по нему. Соня уже освоилась и устраивается удобнее, складывая ноги на баке. Однако, наш человек.

 

    В конце узкого прохода появляются двое ментов с дубинками. И когда успели здесь появиться?.. Немного сбрасываю газ, не зная, что делать. Они изготовили свои дубинки наперевес. Ждут меня, ухмыляясь. Подъезжаю к ним, замедляясь. Отчаяние овладело мной.

 

...

 

    От радости я отвинтил полный газ. Мотоцикл злобно взвыл, словно пришпоренный конь. Заднее колесо бешено завертелось, выбрасывая из-под себя гравий. Мотоцикл рванул вперёд с небывалой силой, я рефлекторно вцепился в руль. При этом правая рука автоматически ещё добавила газу. Мотоцикл, казалось, и так находившийся на пике мощности, вдруг пронзительно завизжал и буквально выстрелил вперёд. Переднее колесо поднялось вверх, я увидел небо. Ноги мои сорвались с подножек, я держался за руль руками изо всех сил. Грудью на баке, животом на сиденье я, испуганный, с чудовищным ускорением, разгонялся вдоль гаражных рядов по направлению к кустам. Я летел вперёд, уподобившись белью на верёвке, которое трепещет на ветру.

    В это время впереди появились мои друзья – моторокеры, привлечённые яростным звуком выхлопа. Они шли в гараж.

 

    Увидев «Спорт», несущийся на заднем колесе прямо на них, с ревущим дурным голосом двигателем, они бросились врассыпную.

 

  ...

 

      В этот день мы всем миром пошли на первомайскую демонстрацию. Центральные улицы города затянуты кумачом. Всюду красные плакаты с коммунистическими лозунгами, написанными белой краской: «Мир. Труд. Май.», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и другие. Весь народ с красными флагами, транспарантами, портретами членов политбюро ЦК КПСС и воздушными шарами под звуки бравурной музыки шёл по центральному проспекту Коммунистическому. Мы дружно с воодушевлением скандировали слоганы типа «Да здравствует Коммунистическая партия Советского Союза, ура-а-а-а-а!!!». Царила радостная атмосфера всенародного праздника, всюду улыбки на лицах.

 

    Возле каждого трудового коллектива стояли не бросающиеся в глаза партийные деятели со списочком. Они отмечали, кто добровольно пришёл для участия в международной акции солидарности пролетариев всех стран и дошёл ли конца. И кто нагло проигнорировал всемирную акцию протеста против буржуазного милитаризма и оппортунизма, демонстрируя политическую неблагонадёжность, тем самым, проливая воду на мельницу мирового капитализма.

 

    Эти списки позже могли быть учтены при распределении премий, путёвок, квартир, автомобилей и других завоеваний пролетариата, мерной поступью уверенно шедшего по единственно верному пути Социалистического развития. Однако нужно признать, что, хотя демонстрация воспринималась многими как ненужная обязанность, присутствующие с удовольствием участвовали в массовом мероприятии, и никто не возражал против двух праздничных дней первого и второго мая.

 

    Меня же больше занимал на международный день солидарности трудящихся всех стран земного шара, а открытие мотосезона в нашем маленьком городке. Впервые я буду ехать в колонне на своём мотоцикле. Грандиозно! Эта мысль будоражила меня уже несколько лет, и сегодня моя мечта исполнится.

 

    Улицы были украшены сплошь красными флагами, растяжками, советской атрибутикой. Всюду люди с красными бантами на груди и портреты Маркса-Энгельса-Ленина. Какой-то ребёнок, сидя на шее пьяного счастливого отца, машет мне маленьким красным флажком, сигналю ему в ответ. Я ехал, привлекая взгляды прохожих. Но сдаётся мне, основным объектом внимания были ноги Оли. В такой короткой юбочке нельзя ездить на мотоцикле.

 

    Подъезжаем к Смолокурке. Там уже собралось около пятидесяти мотоциклов, вытянулись вдоль дороги в огромную толпу. Стояли автомобили ГАИ. Возле одного из ГАИшников собралась небольшая кучка мотоциклистов. Он что-то оживлённо рассказывал, они с интересом слушали, временами громко хохоча. Царила атмосфера радости, и чего-то грандиозного, надвигающегося. Уже смеркалось. Погода была тёплая. Наконец в мегафон одной из спецмашин прозвучало:

 

    - Ребята, заводитесь, стройтесь в колонну по двое. Не перестраиваться! Кто опоздал или отстал – в колонне не едет. Обратно едете по улице Ленина. Кто будет гонять по Коммуне, будем ловить и наказывать. Всё!

 

    Что тут началось! Поднялся такой грохот, какого я ни разу не слышал. Я попробовал завести двигатель с кикстартера, ничего не получилось. Побежал, завёл с толкача. Надо что-то с этим делать, невозможно просто уже ездить. Оля легко так, как ласточка, вспорхнула на заднее сиденье. Обняла меня крепко, хотя мы ещё никуда не ехали. Я встал в колонну, рядом пристроился Камыч с подругой Оли, её зовут Таня. Она тоже вся светилась от счастья. У неё были узкие хищные глаза, она характерно так оригинально красилась, была привлекательна, что говорить. Глядя на нас с Олей, так же обхватила Камыча. Вот автомобиль впереди включил проблесковые маяки, и вся кавалькада тронулась. Поехали и мы. Словно огромная змея, медленно извиваясь, колонна мотоциклистов ползла по улице. Разноцветные огоньки смотрелись очень красиво в наступающих сумерках. Выезжаем на центральный проспект Коммунистический. Едем, радостно сигналя. Мы, молоденькие мальчишки, казались себе очень крутыми и взрослыми. По обочинам стоят люди, машут нам руками. Мы гордо и неторопливо проезжаем. Нас распирает от осознания того, что мы не шпана, а серьёзные люди, едем вот на мотоциклах по центральному проспекту, где в нашем городе движение мотоциклов запрещено, в сопровождении ГАИшников, а скоро будем водку пить, как взрослые. Доехали до конца проспекта Коммунистического. Там головная машина ГАИшников остановилась. Мы же всей толпой, дружно, повернули налево. Объехав вокруг квартал, доехали опять до перекрёстка с проспектом Коммунистическим. Там так же дружно поворачиваем направо на него, где движение мотоциклов запрещено и разгоняемся по нему, как будто, так и должно быть. Мы, молодые, всё повторяли за старшаками. И понеслись по Коммуне.

 

    Это был разгар моторокерского движения. Вот только что мы официально ехали здесь, весело и гордо. А теперь едем здесь же, но весело и страшно. Плотной колонной доезжаем до Парка культуры и отдыха. Вдруг впереди видим проблесковые маяки. Менты!! Что делать?

 

    Сворачиваем в парк. Огромная масса мотоциклов проезжает между столбами у входа. Мельком вижу озадаченные лица моих друзей. Мандраж бьёт и меня. Интересно, кстати, видеть выражения лиц пассажиров. Они не управляют мчащимся мотоциклом, но целеустремлённо смотрят вперёд, как будто от них что-то зависит или они на что-то могут повлиять. В лучшем случае, это даёт возможность сгруппироваться при возможном падении. Они просто гадают – на каком кусте сейчас повиснут. Наваливаю газу с испугу. Меня трясёт мелкая дрожь. Оля прямо слилась со мной воедино. И мы мчимся в темноте.

 

    Вообще я думал, у меня ничего так фара светит. Но оказалось, она светит вправо и вверх. Включаю сигнал поворота. Моргающий сигнал то освещает дорогу, то гаснет. В темноте леса видно, как мотоциклы разъезжаются в разные стороны по узким тропинкам между деревьев, как тараканы. Лечу за какой-то «Явой». За мной Камыч с Таней. У «Явы», видать, тоже проблемы со светом. Её красный стоп-сигнал немного освещает мне дорогу. Но когда водитель нажимает тормоз, сигнал загорается ярче в темноте, слепит меня, и тогда совсем ничего не видно. Он едет за кем-то, кажется, тоже на «Яве». Мы все едем куда-то, неизвестно куда. Это мы так убегаем от милиции. Вскоре выезжаем к площади Ленина, что на проспекте Коммунистическом. Хочу свернуть налево по парку вдоль улицы Свердлова, но там затор, кажется, кто-то упал впереди. Вся банда остановилась. Нужно как-то выбираться из парка, пока нас всех не переловили. Сердце бешено колотится. Оглядываюсь. Вижу сзади яркие пятна фар. Мной овладели сразу два сильных чувства: беспокойство и восторг. Сердце бешено колотится. Оля прижалась ко мне, полностью доверив мне себя. Выхлопные газы тревожно колышутся в лучах яркого света среди темноты. Они ждут.

 

  ...

 

      Молниеносно стартую. Переднее колесо неожиданно для меня отрывается от асфальта, я теряю равновесие. Неловко опустившись, чуть не падаю. Опять полный газ. Стремительно разгоняюсь. Мне удаётся всё-таки, разогнавшись, опередить тех, кто стартует впереди меня. Слышу жалобный звон двигателя на пределе оборотов на первой передаче. Переключаюсь и опять разгоняюсь. Мчусь вперёд, как торпеда, спереди никого нет. Понимаю, что я первый и боюсь потерять своё положение. Вдруг вижу в трясущемся зеркале совсем близко сзади несколько фар. Меня догоняют! Резко выкручиваю ручку газа до предела, ощущаю, словно толчок сзади. Мотор яростно ревёт. Я, словно метеор в ночном небе, неудержимо мчусь вперёд. Упрямые фары не исчезают из зеркала, не отстают! Не жалея двигателя, буквально выжимаю из него максимум мощности. Ощущаю, что такую мощь я уже не в состоянии контролировать, но газ не сброшу! На четвёртой передаче, буквально разрывая воздух, злобно воет мой мотор на высоких оборотах. Мельком взглянул на спидометр. Стрелка спидометра лежала, миновав крайнюю отметку 140 км/час. Впереди поворот. Что за ним, неизвестно. Может, огородник с тележкой, или ещё что. Самое страшное – это другой, такой же, как я. Но это шанс победить!

 

    Сбрасываю скорость, на пределе влетаю в поворот. Не вписываюсь!! Испуг, словно молния, ударил мне в лицо, разлетелся мелкой дрожью, словно ледяными брызгами, по спине. Сейчас разобьёмся! Мотоцикл в повороте наклонён, тормозить уже поздно. Вкладываю мотоцикл в поворот, чуть не задевая коленкой асфальт. Чувствую волну жара, следом тут же волну холода. Предельно сосредоточен, я весь превратился в плотный тугой комок нервов. Все мышцы напряжены до предела.

 

...

 

     Самые интересные рассказы содержатся в основном тексте.

 

 

 

 

Евгений  Николаевич КОРПАЧЁВ

 ПОГОНЯ ЗА БОГАТСТВОМ 

 Северск 2007

 Аннотация

      Исторический детектив. События разворачиваются в Сибири в конце девятнадцатого века. Корабль, гружёный весьма ценным грузом, движется по реке. Показаны взаимоотношения людей между собой, между начальством и подчинёнными. Описано различное отношение людей к богатству, к своим обязанностям. Книга изобилует приключениями, полными авантюризма  и опасностей, предназначена для широкого круга читателей.

Содержание

 

 

Пролог
……………………………………………………………

2

Глава  1
Сборы в путь   ………………………………………….

3

Глава  2
По реке   ………………………………………………..

11

Глава  3
Бивак на берегу   ……………………………………….

23

Глава  4
Ограбление   ……………………………………………

33

Глава  5
Погоня   ………………………………………………...

47

Глава  6
Беглец   …………………………………………………

63

Глава  7
Поиск   ………………………………………………….

68

Эпилог
……………………………………………………………

71

Выдержки из книги:

...

     Высокое пламя сильно и уверенно взметнулось к небу. Казалось, что языки костра достигают звёзд. Огонь, как живой, лихо заплясал на полыхающей древесине. Пламя было белое с лиловым оттенком снизу, красное посередине и с яркими оранжевыми концами. Языки неспешно покачивались из стороны в сторону, закручивались кверху, самые кончики мелко волнующе дрожали, облизывая звёздное небо. Костёр издавал какой-то низкий гудящий звук. Слышно было, как трещат дрова. Зрелище было гипнотизирующее. Озорно и весело, залпами, взлетали вверх в темноту снопы искр, будто какой-то диковинный победный салют. Задорно летящие искорки, поднимаясь ввысь, смешивались со звёздами на небе. Резко начиная свой старт, они увлекались куда-то в космос потоком огненной стихии. Поддерживаемые раскалённым пламенем огоньки стремительно летели ввысь. Но, когда они отрывались от горячей поддержки, скорость их уменьшалась, траектория искривлялась. Некоторые гасли, другие падали на землю, иные исчезали во мраке. И лишь единицы из тысяч, уловив единственно правильный восходящий поток, продолжали свой путь и смешивали свой свет со светом звёзд. Так и людские судьбы, подобно искрам, складываются по-разному. У многих очень хорошее начало. Но совсем немногие достигают высот.

 

...

 

     Золотые царские червонцы даже в темноте при свете свечей вдруг ярко вспыхнули, осветили, казалось, весь трюм. Ярко сияя солнечным жёлтым светом, они грели пространство вокруг себя. Грабители дружно издали возглас изумления. Вид золота впечатлил их гораздо сильнее, чем вид ассигнаций. От вида золота захватило дух, закружилась голова. Сладко зазвенели колокольчики в ушах, всё поплыло перед глазами. Вот оно, вот оно, счастье-то где! Неужели они теперь будут богаты!!

     Первым очнулся Скотин. Он сидел на сундуке рядом и ошалело моргал глазами. Гуйко ползал по колено в пачках денег, разрывал бумажные ленты на пачках и бросал вверх. Денежный дождь бушевал в трюме. Купюры, кувыркаясь в воздухе, медленно оседали на дно. Добрался до монет. Зачерпнув горсть, с детским восторгом подбросил вверх. Пара монет стукнула по головам обоих, раздался звон падающих денег. Это немного отрезвило обоих. Скотин дал затрещину подельнику, взял мешок поменьше, вытряхнул из него, не глядя, на пол всё содержимое и стал нагребать в него золото.

 

...

 

     А ветер потихоньку стал набирать силу. Тучи поднялись выше и полетели быстрее. Наверху громыхнуло. Дождь на минуту перестал, как будто набираясь сил, и ударил по-настоящему. Ливень усиливался. Ветер стал превращаться в ураган. Яркая вспышка осветила на мгновение небосвод. Внезапно толстая сине-жёлтая молния яростно расколола тёмное небо пополам. Через секунду гулко, с раскатом бабахнул гром и разодрал воздух. Тут же сразу ещё раз дико, страшно шарахнул и заклокотал с негодованием. Затем ещё одна синяя струя плазмы вырвалась из тёмной тучи и, разветвляясь у земли, изо всех сил врезалась в дерево рядом. Одновременно с диким треском грохнул, взорвался чудовищный заряд невидимой небесной пушки. Вот опять, мерцая, ещё более злая молния в ночном мраке ударила, довольно продолжительно освещая всё, как днём. В частых вспышках казалось, что прячущиеся люди и качающиеся деревья движутся рывками. Краткое затишье – и неистовый громовой треск стал постепенно нарастать. Как будто огромная телега с камнями стремительно приближалась прямо на людей. Резко увеличивающаяся мощность страшного звука внушала мысль сжаться в комок и забиться куда-нибудь, спрятаться. Всё увеличиваясь, грохот резал слух. И, наконец, достигнув кульминации, с такой невиданной ненавистью оглушительно грохнуло, что содрогнулась земля. Лесное эхо разносило гром, продолжая и усиливая его. В воздухе запахло озоном. Дикая буря неистовствовала и ревела. В потоке дикого вихря перемешалось всё: оторванные листья, дождь, ветки деревьев. Неизвестно откуда вылетевшая птица, похожая на ворону, резко пронеслась, неловко кувыркаясь, по воздуху в потоке мусора. И её закрутило и унесло вверх. Молнии во мраке стали бить одна за другой, стараясь перещеголять друг друга яркостью и размером. В какое-то мгновение даже показалось, что на том берегу вдалеке во вспышке молнии видно фигуру бегущего человека. Раскаты грома оглушали непрестанно. Казалось, небо разгневалось и изливало накопившуюся ярость. К бушующему ливню примешался град, довольно крупный. Градины запрыгали в траве, и она быстро покрылась в темноте белым слоем. Таким образом, буря бушевала около получаса.

 

...

 

Дорогие читатели! Надеюсь, вы останетесь довольны моей книгой! 

  С уважением, автор.